Центр детского отдыха "Компунет" Екатеринбург
 
COPY TO CLIPBOARD SELECT ALL

Тропами Чингисхана

Алтай. Такое короткое слово, а сколько в себе таит! Даже те люди, которые ни разу там не бывали, рисуют в своем воображении сказочные долины гор, покрытые снегом или изумрудными лесами. Чистый воздух и ледяные источники бурных речушек. Дикий уголок природы, позволяющий уединиться со своими мыслями.  Вся эта картинка рисовалась всеми мыслимыми красками в моей голове. Особенно она ярко проявилась, когда на мои плечи лег рюкзак, а глаза прочитали табличку на вагоне: «Екатеринбург-Барнаул». Если честно, я не так часто решаюсь на подобные приключения, но загадочное слово Алтай и горящие глаза тех, кто там был, победили меня. Захотелось попробовать на вкус живого, туристического экстрима. Я прекрасно понимала, что конный лагерь в горах не шутка и не увеселительная прогулка по пляжу Турции, поэтому морально была готова к физическим нагрузкам и стресс-терапии.

Наша команда состояла из четырёх человек. Николай и Радий, два друга, что тесно знакомы практически со всеми видами туризма - от сплавов до скалолазания (1). Даша и Я (Света) - авантюристки, пожелавшие отведать свежего кусочка романтики.  Почти двое суток, мы провели в купе, изучая виды узлов под чутким руководством Радика, рассказывали друг другу байки и анекдоты. По пути мы останавливались в Тюмени, Омске, Татарске …, симпатичные города, точнее их вокзалы. Между ними расстилается царство берез и сосен. В сентябре они особенно прекрасны. Желто-зеленые кроны пестрят, на каждом  шагу позволяя ветру трепать макушки, срывая золотистые листочки.

Барнаул, встретил нас воистину осенней, ночной прохладой.  Вот необъятная гора наших сумок. Холод. Пар изо рта. Время около пяти утра, тьма медленно уступала синеве предутреннего неба. Мужчины ушли заключать договор об аренде машины для нашего не близкого путешествия.  Темно, лишь блики разноцветных гирлянд на киосках, освещают путь к ним. Изящные фонари с тремя плафонами, будто трезубцы с жемчужинами на остриях, гордо охраняют вход на вокзал. Они приветствуют путников обаянием трех лун на фоне темно-синего неба.

Рассвет наступил неожиданно, в секунды отодвинув ночь. Стало зябко и светло, завораживающие фонари погасли. Нас с Дашей окликнул Радик. Темно-зеленая девятка в нашем распоряжении на неделю. Пора закидывать вещи. Провозившись добрых полчаса, мы умудрились расфасовать все сумки на крыше, в багажнике, в салоне… Ну, и с надлежащим комфортом селедок в бочке мы отправились в путь.

Барнаул производит впечатление милого, спокойного и аккуратного города. Самый распространённый магазин - Мария-Ра, это название красуется зеленоватым оттенком по всей территории Алтайского края. Выехали из города: М-52, Бийск, село Сростки… невероятная красота местной природы. Если честно, я постоянно то засыпала, то просыпалась, постоянно проваливаясь в черноту сладкого сна, и вздрагивала от реальности, когда резко открывала заспанные веки. Ещё в Бийске мы закупили еды и воды, заполнив багажник до неимоверного предела. Самое забавное, что предстояла купить ещё многое, оставался вопрос: «Куда это засунуть?»  Ведь места и так нет. Радик напомнил о наличие медовухи, что через пару километров будут продавать. Как же не заехать? Маленький рынок в Сростках, переполненный мёдом, медовухой всех сортов и крепости, грибов, солений, побрякушек и пирожков. Заскочив предварительно в кафе и перекусив, мы закупились несколькими литрами медовухи и мешочком пирожков в дорогу. Запах у медовухи такой сладкий и терпкий, а главное такой медовый, что скулы сводит от удовольствия! Я сразу после покупки не удержалась и попробовала. Время есть, в запасе целый день, и мы направились искать легендарный памятник Шукшину. Поворот, подъем в гору и… маленькая полянка, огороженная низким заборчиком. Коля остановился, рядом с уазиком, что дремал на этой пустынной стоянке. За рулем сидел мужик, задумчиво смотрел вдаль и курил сигарету.

- Извините, не подскажете, где тут должен быть памятник Шукшину? Он тут? Мы правильно приехали? - поинтересовался Коля.

- Да, вон дальше пешочком пройдётесь и увидите. - качнул головой мужик в сторону поля.

- Спасибо! - мы с Дашкой уже мчались на поиски памятника.

- Мужики, мёду не хотите? У меня много, девать некуда… Я ведь почти за даром предлагаю. - последнее, что я уловила. Радик и Коля, конечно же, заинтересовались этим вопросом и остались обсуждать будущую покупку.

Поляна уходила чуть вверх, поэтому пришлось подниматься, дабы узреть всё пространство. Сначала я увидела маленького человечка вдалеке, сидевшего, как показалось, на траве. С каждым шагом человечек рос, пока не превратился в изваяние внушительных размеров.  «Памятник сооружен в честь 70-летия Великого русского писателя, актёра, режиссера Василия Макаровича Шукшина. 25 июля 2004 г.» Так написано на табличке у скульптуры. Шукшин восседает в удобной позе, положив локти на колени. Обычная свободная рубаха с расстегнутыми верхними пуговицами, закатанные до колена штаны и босые ноги. Его взгляд устремлен в сторону  родной деревни, спокойный, философский такой взгляд. Мы провели некоторое время рядом с Шукшиным, рассуждая, фотографируясь, мечтая. Но время имеет свойство убегать, поэтому мы поехали дальше. Под моими ногами теперь лежали три трёхлитровые канистры с мёдом: мужчины не удержались и приобрели душистую сласть. Алтайский край заканчивался, и последние деревушки провожали нас маленькими кукольными домишками и первыми крупными холмами.

- Свет, сейчас будем проезжать последнюю деревню Алтайского края. - обратился ко мне Радик. - Название у нее красивое.

- Какое? - заиграло во мне любопытство.

- Смотри, - ткнул он пальцем в лобовое стекло, в сторону таблички с названием.

- Долина Свободы… - прошептала я. - Да, и вправду, очень красиво.

В эту секунду аж мурашки по коже пробежали. Будто я пересекла некую границу своей жизни и нырнула в омут свободы. Только потом, спустя несколько дней, я поняла, насколько эти мысли были правдивыми. Горы. Их размеры, формы, поражают воображение. Кедры покрывают большую часть пространства этих гигантов, местами видны серые скалы угрюмые и внимательные к посетителям. Раскрыв рот, я впечаталась в окошко, пытаясь не упустить ни момента.

- Какая красота!

- Это ещё не красота, погоди, через часик ты увидишь настоящие горы. Это не горы?! Как?! Какие же, тогда должны быть горы? Если все это будоражит мое сознание, что же будет потом? Уже сейчас ощущение нереальности поглощает. Я смотрела фильм, глядя в маленький мутный экран. Ёлочка к елочке (2), веточка к веточке, каждая травинка ровно там, где должна быть, чтобы сохранить картинку идеальной. Погрузившись в сказку собственных мыслей, я уснула.

Машина остановилась. Пост ДПС. В силу того, что мы с Дашкой абсолютно завалены вещами, спать пристегнутыми не феншуй… Глупое оправдание, но всё же. Коля отправился общаться с инспектором, а мы с Радиком решили выйти перекурить по этому поводу. Прямо за постом расстилалось поле с подсолнухами. Крупные, sяркие цветы, наполненные аппетитными семечками, заставили меня сглотнуть и выдохнуть.

- Республика Алтай, добро пожаловать, почти прибыли. - подмигнул мне Радик.

- В смысле? - не поняла я.

- Все, с этой минуты, мы на Горном Алтае, Алтайский край позади.

- Ясно. Тут такой воздух другой...

- Ага, вот вас с Дашкой и плющит с непривычки. Чуть повыше, чуть почище воздух, чуть побольше кислорода.

- Ну, мы с ней по очереди отключаемся, просыпаемся, как по щелчкам. Ещё уши закладывает, постоянно.

- А это давление, ты зевни, и разложит уши.

- Ок. О, вон Коля идёт.

Мы запрыгнули в машину.

- Сколько штраф? - спросила Даша.

- 550 рублей, Свет запиши в расходы.

Дело в том, что я вела записи о всех наших расходах, чтобы потом не париться и рассчитать сумму на всех без проблем. Я описывала все: где, кто, на что и сколько потратил.

Кажется, село называлось Майма, которое мы проезжали далее. Там мы купили местную Сим-карту, чтобы иметь хоть какую-то связь с Уралом. Чуть подальше в Соузге затарились местной колбасой.

IMG_6759.JPG

Около села Манжерок, справа я увидела реку Катунь. Радик много рассказывал о ней, и теперь я понимаю почему. Пастельно-голубой цвет воды, живописные изгибы русла, серый, покрытый крупными, круглыми булыжниками берег. Подальше от жилых участков проехав по ровной извилистой дороге, мы остановились на берегу Катуни. Посмотреть на неё, потрогать, ощутить всем своим существом. Вода безумно холодная, пальцы немеют, кости сводит. Воздух вкусный, с тонким ароматом водной стихии. Мы присели на траву, достали колбасы и сыра, пирожки, хлеб, устроили маленький пикничок, так сказать. На том берегу виднелись невысокие горы, покрытые кедрами, вперемежку с берёзами. Справа от меня  слегка скалистый берег, ребристые камни выглядывают из воды. Посередине реки торчит островок, на нём стоит несколько золотистых берез, покачиваясь на ветру. Я, Даша и Радик решили прогуляться. Коля в компании сырокопченых изделий остался у машины. Со стороны дороги к нам вышел молодой бычок. Светло-коричневого цвета с беленьким брюшком. У него была коротенькая мордочка, с носом слегка вздернутым вверх, что придавало животному мультяшный характер. Захотелось подойти и обнять бычка, но его острые рожки заставили передумать.

В Усть-Семе переехали по мосту Катунь, и в горы. Вот и они родные! (3) Где реальность? Я её потеряла! Мозг просто отказывается воспринимать, что они настолько большие и прекрасные. Я, конечно, понимаю, возможно, в Альпах горы выше и круче, но на Алтае они живые. Мы двигались по серпантину витых дорог, огибая титанов древности. Хотелось протянуть руку и прикоснуться к каменной стене, что издалека кажется песчинкой. Мы поднимались высоко вверх по узкой дороге. Прямо впритирку к скалам. Между ними можно было наблюдать царство гор, ведь сверху их видно гораздо больше. Если честно, я кричала, верещала и улюлюкала, громко радуясь каждой открывающейся картине. Слово ВОСХИЩЕНИЕ, не способно передать моих чувств, оно слишком пресно для тех впечатлений. Села Камлак, Черга, Туекта, Мыета, Шебалино, Черга, Онгудай, Семинский перевал … По пути умудрились заскочить на меленький рынок (4) с разными побрякушками. Коля купил прикольную панаму, похожую на тюбетейку, эта шапочка как бы олицетворяет юрту, символ Алтайского народа. Перевал Чике-Таман. Водитель туристического автобуса посоветовал нам заехать в Ак Бом ( Белый Бом).

IMG_6809.jpg

Но до того, как мы посетили Ак Бом, заехали на Урочище Ак-Узук, Слияние рек Чуя и Катунь. Мы нависали над реками, стоя на краю скалы. Слева от нас настоящая прерия, освещаемая солнцем. Будто каньон, скрывалось русло реки за поворотом, создавая художественную иллюзию. Пока шли к машине увидели маленькое животное похожее на помесь хомяка и мышкой. Размером с шиншиллу, с маленькими, круглыми ушками, без хвоста и невероятно шустрое. По воле случайности я успела сфотографировать этого зверька.(5) С момента, когда мы выехали из Барнаула, прошло часов десять-двенадцать, день казался невероятно длинным . Окончанием нашей поездки был Белый Бом. База находилась на берегу реки Чуя. Моментально договорившись с хозяевами о походе и ночевке, мы расположились в маленьком домике. Не королевские апартаменты и не президентские, а простые и с духом этого места. Небольшой домик, с выходом на реку. Внутри четыре кроватки, маленький столик и крохотная печка. Присутствовал также второй этаж, но он оказался закрыт. Даша, выразила желание спать именно наверху, в спальнике, на балконе.

- А, что, приключения начинаются. Зачем спать на кровати, если возможно уснуть на свежем воздухе?! - Ответила она, на наш недоумённый взгляд.

Радик растопил печку, Коля занялся костром на улице, мы с Дашкой разбором еды. Дело клонилось к вечеру, и быстро темнело. Перед походом, просто жизненно необходимо посетить баню. Мы взяли с собой медовуху и бегом поскакали в обитель чистоты. Баня жаркая, натоплена на славу. Крепко отогрев косточки, мы уселись за предбанным столом и обсудили завтрашний день. Нам нужно было подняться в шесть и быть готовыми к восьми часам. Собрать все вещи, упаковать арчемаки, позавтракать… ну, много дел, короче.  Ужинали мы в двух шагах от воды. Взяли столик со скамейками и перенесли к самой реке. Отменная вечерняя трапеза состояла из свиных стейков, дикого риса с приправами и медовухи. Хорошо, что Коля настоял на покупке свинины, она как нельзя украсила наш вечер. Завтра большой день. Я в жизни не ходила в конные походы, да что там, и на лошади-то сидела несколько раз не больше часа. Необходимо было выдохнуть и настроиться. Не дождавшись полночи, мы все легли спать.

Первый день.

Инструктаж перед походом

Раннее утро. Дашка спрыгнула с балкона второго этажа и сладко потянулась. Коля и Радик вовсю готовились, перебирая вещи. Я сползла с кровати и гусеничкой направилась к реке. Чистая, ледяная вода, как пучок энергии в лицо, и мир становится светлее! Река, горы и чистое небо… чего ещё бы хотелось увидеть ранним утром? Даша сообразила кашу на завтрак. Мы поели, собрались и поняли, что жизнь удалась. С небольшого холмика к нам на полянку выскочил первый конь, цвета кофе с молоком, (кофе, где очень много молока). За ним выбежал второй, коричневого цвета и с рыжей гривой, затеявший подвижные игры с соперником. Ну и вслед ему появились остальные -  белого цвета, и тёмно-коричневого. К нам спустился хозяин базы с помощниками. Они нам помогли выяснить, кто на какой лошадке поедет. Мы на конях, пора…  Ощущения надо сказать, интересные. Под тобой находится большое, живое существо, со своим неизменным характером. Тут многое зависит не только от тебя, как наездника, но и от коня.   Все время до этого, мы ехали в машине, по дороге, как бы объезжая всю дикую красоту. Теперь, же наш путь лежал внутрь всего этого. В первую же минуту копыта меринов прошлись по маленькой бурной речушке, протекающей между двух высоких скал, расположенных очень близко друг к другу. Как возможно описать, что мы видели? Это место наполнено духами природы.  Поднимаясь по узким горным тропам, чувствуешь запах осенней листвы. Кристально чистая вода, спускается в бурном потоке, снося камни и скалы со своего пути, наслаждаясь скоростью. Крутые, гордые горы, заставляют, поклониться их мощи. Тёмные, почти черные стволы кедра, покрыты длинными волосками лишая. Они висят зеленоватой паутинкой, будто седые волосы водяного или лешего проходящего мимо. Перед первым же привалом я поняла, что коленки в шоке от поездки. Мы остановились у поваленных деревьев, присев на них и закурив. Эмиль, наш проводник(6) поинтересовался, как наше самочувствие. Я чистосердечно призналась о боли в колене. Эмиль улыбнулся и подогнал стремена под нужную длину, до этого они были слишком коротки. Когда я взобралась с кряхтением на своего гордого скакуна, поняла, что и вправду так намного удобнее. На боках у лошадей висели огромные сумки, а на спине, помимо самих наездников, ещё и пенки, гитара… и прочие вещи, не вошедшие в арчемаки. У меня был тот самый молочно-кофейного цвета мерин. Зовут его Гром. Я думала, это имя было дано в честь его неожиданного появления на свет - мол,  как гром среди ясного неба явился; или что от его копыт земля под ногами дрожит. Когда мы с ним прокатились добрых часа четыре, стало понятно, что вовсе не из романтических событий у него это имя. Дело, скорее всего в звуках, которые он издает при крутых подъемах, или если нужно перепрыгнуть через бревно. Причем звуки сопровождаются ещё и прекрасным ароматом недавно переваренной пищи. Тьфу. Но зато, он очень красивый и самый молодой конь.

Коле попался потрясающе вредный Миша. Обаятельный до потери сознания. Каждую минуту он останавливался и  норовил съесть все, что растет под ногами. Когда же есть было нечего, он шагал, слегка раскачиваясь, иногда пытаясь соскрести Колю об дерево. У Дашки был чисто-белого цвета, невысокого роста Кокорбо. Послушный, умный конь с комплексом неполноценности - постоянно идти самым последним. Он шел, уткнувшись носом в хвост впереди идущему Гарбуньку, а тот считался главным. У Радика коня звали Толпар. Мудрый старый мерин тёмно-коричневого цвета. Он частенько ленился, поэтому Радику приходилось жестко его подгонять. Сначала они пытались замыкать шествие, но мы с Громом, всех победили своей медленностью, поэтому, в основном, последние шли мы. Гром имел три передачи: медленно, очень медленно и рысь. Когда он засыпал, а я, например, чихала, он резко просыпался и с перепугу бежал вперёд. Было весело. Гарбунёк и Эмиль всегда, как наши предводители, шли первые, указывая дорогу.  Проходя мимо кучи раскиданных, старых веток и бревнышек, увидели барсука, что мелкими перебежками какое-то время сопровождал нас.  Был момент, мы пробирались через реку, текущую по своим правилам.

IMG_7061.JPG

Местами болото, где-то каменистый участок в воде, а где и просто бурный поток. Так вот, там где было много грязи, по середине лежало дерево, которое все обошли… Гром решил по-другому, на все мои позывы и подпинывания влево, он пошел прямо на бревно и, попытавшись его перепрыгнуть, увяз передними ногами в грязи. Испугался, стал брыкаться, и в итоге мы упали задней частью в грязь. Ух, с брызгами и хрипом, мы таки вылезли и побрели за остальными. Через какое-то время Гром совсем перестал слушаться. Я ему одно, он мне другое, тяну вправо, он настойчиво тянет влево. Седло стало сползать так, что я съезжала вместе с ним на бок. Необходимо было остановиться, чтобы поправить, Радик предложил помочь, а я его остановить не могу. Чем больше я пытаюсь, тем больше он ерепениться. Короче поборолись, как на спарринге. Седло, конечно, поправили, но я чувствовала, что оно все равно съезжает, возможно, что вещи неравномерно были разложены, или ещё что.. не важно.  Нам часто попадались поваленные деревья, через которые нужно было перешагивать. У Дашки Кокорбо, небольшого ростика, поэтому очередное бревно он решил перепрыгнуть. Даша не ожидала и подскочила вместе с конем, приземлившись ему на шею. Еще бы сантиметр, и она бы перелетела через голову коня. Случился перерыв на обед. И случился он после долгого, крутого подъема. Мы двигались зигзагами, взбираясь на высоченную гору. Шел дождь, и нам пришлось, одеть большие плащи с капюшонами из такого резинового материала, будто сапожная резина(7). Но за то эти плащи закрывали наши головы, ноги и руки. От коней шел жар, мы все вспотели, из их ртов и от боков поднимался пар. Ну, достаточно тяжело подниматься в гору с человеком на хребте и сумищами на боках. Теперь они могли передохнуть и мы тоже. В момент разжегся костер, появился хлеб, яблоки, паштет и консервированная рыба, печенье. Как все это вместе вкусно, кто бы подумал! Радик протянул мне кедровую шишку, полную свежих орешков.

-Ух, ты! - вслух обрадовалась я.

Он ещё прошелся поблизости и принёс несколько шишек. Коля тут же последовал его примеру и нашел себе лесную вкуснятину. Я наслаждалась подаренной шишкой, лишний раз двигаться не хотелось. Ноги ныли, поясница гудела, спина стонала. Каждый испытывал сей дискомфорт (8), но мы стойко молчали, понимая,  счастье это чувствовать здесь на вершине небольшой горы. Обед окончен, как говорится: «По коням!» И снова вверх, опять в гору. У меня стало отчаянно сползать седло. Я ехала почти на самом боку Грома. Пришлось остановить наше шествие. Эмиль подтянул мне все примочки (9), но через несколько метров, мы с седлом снова съехали.  Пришлось поменяться. Эмиль впереди на Громе, я за ним на Горбуньке. Горбунек умный, самостоятельный и добрый конь. Сам поторапливался, когда нужно, сам соображал куда лучше вступить, золотко просто. Я подняла взгляд на Грома и поняла, что все равно завтра на него сяду, просто так не сдамся. После очередного подъема нам предстоял не менее крутой спуск. Вот где волосы на руках дыбом встают. Кажется, чуть-чуть вперёд наклонишься и полетишь с конём: голова, хвост, голова хвост. Тропа, что вела нас, открыла взору пространство, заполненное карликовой ивой. Черно-фиолетовые  ветки дотягивались лишь до колен. Они росли кустами, такие тёмные пучки, растущие на такого же цвета земле. Рядом с ними ни травинки, лишь изредка попадались листья бадана ярко-зеленого цвета. Пошел снег с дождем. Удивительное зрелище в том месте. Белые пушинки опускаются на черную и сочную землю. Если посмотреть вдаль, увидишь белые шапки на пиках гор, стоящих рядом словно братья.  Снова подъем и опять спуск, но в этот день последний. Пошел уверенный дождь. Верховье реки Иня. Эмиль привел нас к небольшой полянке с четырьмя крупными кедрами, стоящими рядом друг с другом. Мокро, холодно. Усталость и боль. Вот что я ощущала в тот момент. С непривычки мышцы протестовали и ныли. Но на вопрос: «Как ты?» Я ответила: «Нормально».  Мы развесили тенты и разожгли костёр. Пока я и Дашка пилили дрова (чтобы согреться), Коля и Радик разложили палатку. Благодаря жаркому огню и сухой одежде, что мы взяли с собой, тело расслабилось и перестало сопротивляться. Косточки отогрелись, мышцы пришли в себя. Этот ужин был прекрасен. Мы наелись от пуза, напились горячего кофе.  Очень быстро стемнело. Тут стоит солнышку зайти за горизонт, и тьма окутывает все вокруг. Всего восемь вечера, а темно, как ночью, и это в сентябре.  Теперь пришло время отдохнуть душе. Коля достал полтора литра медовухи и «Алтайскую мохито» (10). Радик взял свою гитару, и его голос смешался со звуками содрогающихся струн в мягкой и теплой песне. Несколько часов мы пели, пили, ели, говорили. Обсуждали дальнейший путь, вспоминали о прошлом, мечтали о будущем. Эмиль уже давно ушел спать в свою палатку, а мы наоборот вкушали момент. Наш первый вечер здесь в тайге, среди гор и кедра. Хотелось выпить эти секунды до последнего глотка, и не упустить ни мгновения.

Второй день.

IMG_6977.JPG

Улыбка нарисовалась на лице, прежде, чем я открыла глаза, лишь от осознания, где проснулась. Выходишь из палатки и… О, БОГИ! Холмы, покрытые редким кедром и лиственницой, уходят вверх, перетекая в огромную гору с белейшей шапкой снега на вершине. Оставалось лишь вздохнуть полной грудью и отсалютовать «привет» проходящему мимо Толпару. Как ни странно, после целого дня за рулем лошадиного транспорта, мышцы ног и спины не особо болели. Может это духи леса, а может, вчерашний жаркий огонь помог телу не болеть. Позавтракали лениво, не торопясь. После, Радик дал мне свой фотоаппарат со словами: «Иди, побалуйся» Я с радостью принялась щелкать окружающую природу. Ту белоснежную гору, эти капли росы на ветке, пробегающую мимо… птичку? Мы с Радиком решили посмотреть на животное. Эта птица шустро носилась по земле, высоко подпрыгивая. Сложно было уловить её в кадр, но у Радика это получилось.

- Это кедровка была. - сказал он, после просмотра фотографий.

К нам подошел Эмиль.

- Слышали? Марал кричит. Сейчас я его поманю.

Лично я ничего не слышала, но ушам проводника доверяла. Значит где-то тут, недалеко должен быть марал, было бы невероятным чудом его увидеть. Эмиль направился к реке, мы последовали за ним. Он срезал толстый стебель какого-то растения напоминающего крупный укроп (11). Что-то типа трубы, а на конце зонтик. Он зонтик-то срезал, поколдовал с ножиком, и получилась дудка. Эмиль дунул в неё и по лесу пробежал низкий, громкий звук. Будто в рог дунул, а не в тросточку. Жаль только, что прошел час, а марал так и не приходил, сколько бы Эмиль не дудел. Нам нужно было выдвигаться. В этот раз я внимательно рассмотрела, как собирается лошадь, в смысле её  экипировка. Сбруя состоит из потника, седла, подпруги. Нагрудник, подхвостник-подфея, уздечка, чембур. Ну и, естественно, набитые битком арчемаки. Мы пошли по верхам, по перевалам. Сухая, желтая трава, временами пучки снега и угловатые камни, торчащие из земли. Причем сначала показалось, что это обломки старых строений, или просто тонкие каменные плиты, а оказалось такая каменная порода. Они серого цвета и покрыты пятнами от черного до зеленого. Земля под копытами мягкая, холмики зеленого мха, как подушки для каждого шага. Пробравшись через этот участок, мы увидели облако прямо перед собой. Неожиданно земля закончилась, и прямо пути нет, нужно обойти, забравшись на соседний холм. Впереди крутой обрыв, а в нём плавают облака.

IMG_7142.JPG

Протяни руку и дотронься!-  кричит сознание в такие моменты.  Но мы обошлись несколькими фотографиями и минуткой перекура рядом с этим чудом. Несколько крутых поворотов, и мы взбираемся вверх по каменистой тропе, под открытым небом без единого деревца. Со всех сторон открытые пространства, а главное, высота такая, что кружится голова от удовольствия. Я решила достать фотоаппарат, сфотографировать Радика на коне. Тут, ни с того ни с сего, Гром заверещал и стал брыкаться и крутиться на месте, пытаясь меня сбросить. Я схватилась за гриву и ногами попыталась крепко ухватиться за его тело. Успела лишь подумать, что сейчас упаду. Дотянулась с горем пополам за вожжи и потянула на себя, громко уговаривая коня остановиться, крепким словом: «ТПРУУУУУ!». Получилось. Гром успокоился, а я дрожащими руками подтянула аркан, щелкнула Радика, из фотоаппарата, который чудом не выпал из моих рук, и убрала агрегат подальше в сумку. Адреналин только в эту секунду топнул по моим венам, сердце заколотилось, и дыхание участилось. Ох, мамочки. На такой высоте падать совершенно не хочется.

- Если такое происходит, нужно коня развернуть мордой к склону, и ноги раздвинуть в стороны, чтобы при случае, он телом их не придавил. – посоветовал Радик.

- Ага, только вот в такие моменты голова отключается, и инстинкты руководят процессом. - улыбнулась я.

- Для этого и существует практика, знания, умения. Просто запомни. (Ну не говорил я так умно и правильно)

Спустя некоторое время, мы остановились на короткий привал. С этого места всласть можно было налюбоваться горными вершинами. Они все, как на ладони, красовались и переливались зелеными красками.

- Ночевать там будем, - показал Эмиль на впадину между перевалами.

Казалось и безумно далеко и вроде близко.

- А завтра доберёмся, вон до тех вершин, - добавил Радик.

IMG_7188.jpg

Он показал на белые шапки гор, что восседали за несколькими зелеными родственниками. В ущелье спустились мы быстро. Очень уютное местечко. Опушка леса, полянка, тонкая полоса реки под боком. Кони носятся, резвятся, у нас огонь для обеда-ужина полыхает, полный кайф. Сегодня, было решено спать без палатки в спальниках, под тентом. Хотелось уснуть и проснуться на открытом воздухе. Долгие разговоры, прогулки по лесу, песни у костра. В эту ночь мы увидели небо по-настоящему. Безумное, чистое небо черно-синего цвета. Звезд дико много, от самой яркой до маленькой и невзрачной. Прямо над нашими головами открытое пространство космоса, что завораживает. Кедр имеет удивительные свойства. Под этим деревом всегда сухо, даже если идет проливной дождь. Его хвоя, будто готовая подстилка, мягкая и густая, а корни как готовое ложе. У Кедра корни высоко выступают, частенько напоминая руки, обнимающие землю. Легли спать вместе, состегнув спальники и надев всю возможную одежду, чтобы не замерзнуть. Сначала было прохладно, потом стало жарко, под утро аж зубы свело от холода.

Третий день.

На этот день многое запланировано, подъем прозвучал в восемь утра. Завтрак, сборы, сворачивание лагеря. Путь сначала не сильно отличался от предыдущих подъемов. Густой лес, крутые повороты зигзагообразной тропы и чисто русское ворчание наших коней. Иногда мы двигались по лесу, без протоптанной лошадями дорожки. Корни кедра высоко выступали из земли, благодаря чему кони постоянно запинались. Глушь, дебри, непроходимые места веяли таинством природы. Наверняка, если и существуют лешие болотники, эльфы, то они живут именно здесь. Черные и густые паутины ветвей спускаются так низко, что приходиться наклоняться и отталкиваться от них. Впереди неведомая высота и загадка, позади история каждого шага. Что нам открылось, когда мы поднялись-таки наверх, не описать. Альпийские луга (12), так называемые,  просторные и живые. Из редкого ивового куста выбежала и понеслась вдаль пестрая куропатка. Забавная горная курица. Поднимался ветер, чтобы сказать что-то друг другу приходилось кричать. Снег уже встречался на каждом шагу, и наши мерины хрустели им по каждому удобному поводу, то есть почти постоянно. Преодолевая холм за холмом, набирали высоту, встречая мир с вершин лысых земель Алтая. На одном из перевалов мы оставили все свои арчемаки с вещами, чтобы дальше идти налегке, в «радиалку». А дальше путь был и вправду не прост. Поднялся сильнейший ветер, что уши закладывало от свиста. Мы поднимались ещё выше. Шаг за шагом, медленно, растянувшись на большие расстояния, но, держа друг друга в поле зрения, наша банда двигалась вперёд. Опять крутой склон. Земля и камни, травы почти нет, копыта соскальзывают, ветер рвет и мечет. Гром пыхтя, из последних сил сделал рывок, и мы оказались на вершине, где Даша, Радик и Эмиль уже спрыгнули с лошадей и любовались открытым просторам.  Вот и оно. Вот та точка, до которой мы должны были добраться и добрались. По коже моментально пролетает тысяча мурашек,  ведь глаза видят непостижимую красоту, с этой высоты. Много снега прямо у тебя под ногами. Резкий обрыв, а внизу озеро в форме груши, где-то там, очень далеко от нас, но так близко к сердцу. Я не покорила эту гору, а она покорила меня, и теперь этот кадр навеки в моём сердце.

IMG_7503.JPG

Мы с Дашкой упали на снег и принялись валяться, смеясь и ликуя. Много совместных фотографий с этого места, украсят наши альбомы. Рядом на очень высоком хребте видно точку, говорят, это памятник Чингис Хану. Как раз таки мы прошлись по тропе, по которой он когда-то ходил. Невероятно ощущать это. Короткий обед с бутербродами и шутками. Отдыхать хорошо, а спускаться надо, все-таки мы забрались на высоту 2570 км, над уровнем моря. Кони видимо почувствовали, что едут домой. Я никогда до этого момента не ездила галопом. На одном дыхании. Сначала рысь, потом скорость набирается, и тебя так трясет, полное впечатление, сейчас вылетишь. Затем рывок, и копыта еле касаются земли. Шапка слетает, глаза навыпучку и орёшь, что есть сил, от восторга. Мы летали с гор и взмывали вверх, американские горки рядом не стояли.  Забрали арчемаки и спустились к следующему месту ночевки. На самом деле, тут коням уже было не до арчемаков, они и с ними неслись как одержимые, а мы не возражали. Правда, пару раз нас с Громом заносило, и на краю обрыва он рысью у меня пошел, но это лишь яркие дополнения к этому волшебному дню.

Встретили сумерки мы макаронами с сыром и горячим чаем. Уютное местечко под кедрами навеивало блаженство. Обнявшись все вместе, мы допили остатки медовухи и спели несколько песен. Сон под кедром, самый оздоровительный и сладкий. Каждый нашел себе удобное местечко и устроился там, в обнимку с теплым спальником.

Четвертый день.

Этим утром у всех было доброе и улыбчивое настроение. Уже привычно собрали вещи, упаковали, как полагается и в путь. Где-то мы снова неслись галопом, где-то медленно карабкались на холмы. Хотелось впитать в себя все до последнего, и ничего не упустить. Я видела громадную скалу, точная копия того, где жил прайд львов из мультика «Король лев».  Пики серого камня, напоминающие замок, торчащий из-за леса. Впадины с поваленными деревьями от неизвестной стихии. Куча фиолетовых фиалок под ногами. Теперь мы не взбирались вверх, а все время спускались вниз. Опять эти речушки с их неукротимостью. Болотца полные грязи. Облака, переполненные дождём, который незамедлительно на нас вылился. Мишка у Коли, взбрыкнул, чуть со склона не понёсся, когда почувствовал, что тот на секунду вожжи отпустил, чтобы плащ одеть. Ладно, Коля умелый, и Мишу моментально за грудки да на вешалку, так что тот в зайку превратился. Стоит на секунду расслабиться, и характер у животного проявляется. Как вчера, Дашка с Кокорбо близко к Мишке подошли, тому не понравилось, и он как даст задним копытом. Ладно, хоть обошлось, и удар по седлу пришелся, а так бы или Дашке попало в коленку, или Кокорбо б получил. И началась бы лошадиная драка… наверное. (13)

Приближаясь к дороге, ведущей к дому, мы попали в удивительную рощицу коротких берёз. Они огибали дорогу куполом, создавая эффект тоннеля. В этой низине, было полно растительности. Пучки сочной травы и листвы. Широкая дорога, за ней поле, по которому мы в первый день шли. И снова галоп. Стоит одному коню дернуться, как все остальные за ним, несутся. Эмиль объяснял, что они стадные животные, и друг без друга не могут. Вот и мы полетели, куда глаза видят. Дорога плохая, мерин молодой, силы не рассчитал. Нас как давай по всей дороге мотать. Думала, всё, этого полета не переживем. А нет, Гром устоял и мы, выдохнув, догнали Дашу и Эмиля. Радик с Колей ехали позади нас и тоже пытались справиться с бунтом крови в этих прекраснейших животных, олицетворяющих свободу духа. Мы приехали на базу ещё днем. Разгрузились, переоделись, и отправились на рыбалку, почти не передохнув. На улице стоял дождь, но разве это помеха?

IMG_7896.jpg

Пока ехали до вожделенного берега встретили стада лошадей и бычков, толпы коз и барашков (14). На самом краю у воды разливается философия мыслей. Это место медитации как рыбаков, так и тех, кто просто хочет посидеть, подумать. Мы с Дашей прогулялись вдоль берега рассуждая о вечном, и отмечая моменты ярко-розовых цветов растущих на камнях, золотого солнца играющего лучами на поверхности дальних гор, шум воды, мягкий и успокаивающий. Мужчины поймали четырех маленьких хариусов. Час стараний и небольшая награда.

Этих хариусов мы съели сырыми, слабосолеными. Но это мы сделали сразу после бани, о которой мечтали последние дни, после длительных переходов и постоянных восседаниях у дымного костра. И этот вечер медленно подходил к концу. Короткая трапеза и сон.

Восемь утра. Хоть мы и расстались с огромным пакетом еды, который брали с собой  в поход, вещей почему-то меньше не стало. Дашка села за руль, и мы двинулись по серой трассе в сторону Алтайского края. По пути мы заехали за медовухой, чтобы привезти её домой. Посетили рынок, накупили сувениров, и просто интересных вещей.

Глаза крепко держались за пики гор на горизонте, душа тянулась к загадочным дебрям. Каждый пригорок казался родным и близким. Хоть и времени было не много на гуляния, мы умудрились заехать в Чемальский  Алтайский национальный центр. Музей Алтайских традиций, и его истории. Полноценную экскурсию мы не прослушали, но увидели много увлекательных вещей, древнее седло, старинную детскую кроватку, чудные инструменты рукоделия.

IMG_8162.JPG

После музея, быстренько (!) посетили ботанический сад, село Камлак. Разнообразие растений, цветов, деревьев, пестрели завидным разнообразием. Также рядом с этим садом живет один потрясающий индеец (15). У его дома настоящие вигвамы, каркас для уличной бани, в которой чистят не только тело, но и душу. Он оказался знакомым Радика, и мы зашли в гости на пол часа. Пообщались за культуру индейцев, сидя на полу одного из вигвамов, вокруг костровища, обставленного черепками и ритуальными амулетами. Времени оставалось всё меньше, и на одном вздохе наша машина влетела в Барнаул. На этот раз город встретил нас множеством огней и высотных зданий, просто в прошлый раз мы по другому мосту ехали.

Вокзал. Куча наших сумок. Три луны, на чугунном трезубце, встречают приезжих. Девятка, что служила нам верой и правдой эту неделю, уехала со своим владельцем, а мы спешили сесть в вагон. Невозможно описать, каждую минуту, что мы прожили на Алтае, но каждая из них достойна низкого поклона. Маленькое приключение, длиной в четыре дня, а сколько впечатлений. Голубые озера, в кольце изумрудной хвои. Кристальные реки, обнимающие землю. Горячее дыхание коня, несущегося на встречу ветру. Возможность потрогать облако… Это место даёт ощущение свободы, абсолютной и на столько желаемой, что уезжая оттуда, ты твердо уверен, что вернёшься.

IMG_8170.jpg

Автор и фотограф – Светлана Чайникова
Фотограф, редактор и автор комментариев – Радий Кумаитов
Просто участники – Николай Рябков, Дарья Киршина
Проводник Эмиль (фамилию не спросили, но работает у Аржана Такина пос. Ак-Бом)

  1. Скалолазание – вообще-то, не туризм, но кое-что мы с Колей умеем.
  2. Там елки редко встречаются, в основном: кедры, лиственницы , редко сосны, но для Светы все хвойное – елки.
  3. Не успела увидеть – уже родные!!!  Вот они такие, - девушки-авантюристки.
  4. На М-52 есть рынки: в Манжероке, Аржан-Суу (около Известкового), на Семинском перевале, на перевале Чике-Таман.
  5. Пищуха.
  6. Вообще-то его зовут по-другому, но перед нами он водил французскую семейную пару, они и прозвали его Эмиль – ему понравилось.
  7. ОЗК – общевойсковой защитный комплект, точнее плащ от него – самая ценная вещь в конном походе.
  8. У всех по-разному.
  9. Мохито по-алтайски – поллитра водки, веточка чабреца, веточка, зизифоры, пара листков черной смородины, ложка меда и на целый день в арчемак: пусть там телепается.
  10. Борщевик. В основном там растет гладкий вид, не особо ядовитый, а в высушенном виде вообще безвредный.
  11. Девушки считали, что «альпийские луга» - это только в Альпах. Беда, если физическую географию изучать по рекламе Альпен гольда.
  12. Представляю себе карикатуру – лошади с диким оскалом в боксерских перчатках )))))
  13. Лошади – табун, а коровы и бычки – стадо, овцы – отара, а толпа – это на демонстрации людей, но их там не было.
  14. Нет, это не индеец, это русский Сергей, просто он шаман североамериканского толка, зовут Вэша.
Статьи